«В далекой-далекой галактике»: что вдохновило Джорджа Лукаса на создание «Звездных войн»?
Размер шрифта:
Цвета сайта:
Шрифт:
Изображения:
Интервал между буквами (Кернинг):
Интервал между строками (Интерлиньяж):

«В далекой-далекой галактике»: что вдохновило Джорджа Лукаса на создание «Звездных войн»?

06.10.2020

25 мая 1977 года состоялась премьера первого фильма из серии «Звездных войн» – киносаги, которой было суждено во многом изменить кинематограф своего времени. Однако новаторские идеи и технические решения не были придуманы создателями знаменитой франшизы с нуля.

Первый среди равных

В 1970-х космическая тематика была на пике популярности. Космическая гонка между США и СССР находилась в самом разгаре, продолжались полеты на Луну, а в начале десятилетия космические аппараты достигли поверхностей Марса и Венеры. Оставить без внимания эту тему кинематограф не мог – и кинозалы заполонили фильмы о космических путешествиях.

В советских кинотеатрах выходили картины наподобие «Соляриса» и «Москва-Кассиопеи», а американские студии выделяли поистине космические бюджеты для съемок фантастических блокбастеров. Знаковым для темы космоса становится конец 1970-х: в течение пары лет выходит «Звездный крейсер “Галактика“», «Чужой» Ридли Скотта, полнометражный «Звездный путь», телесериал о Баке Роджерсе и культовый «Флэш Гордон». В 1979 году даже создатели весьма консервативной «Бондианы» решили перенести место действия в космос, что позволило картине «Лунный гонщик» собрать рекордную для франшизы кассу.

Не оставляя надежды приблизиться к успеху культового персонажа, Лукас принялся изучать, что же вдохновляло авторов «Флэша Гордона». Лукас нашел истоки «Флэша Гордона» в «марсианском» цикле книг Эдгара Берроуза, создателя Тарзана. В свою очередь, на Берроуза оказал влияние роман «Лейтенант Гулливар Джонс», написанный Эдвином Арнольдом в 1905 году и ставший одним из первых бестселлеров т.н. жанра планетарной фантастики.

1.jpg

Лукас позаимствовал у «Флэша Гордона» один из знаковых атрибутов своей саги - «ползущие» титры

Одной из определяющих картин той эпохи стала классическая работа Стэнли Кубрика «Космическая одиссея 2001 года». Полный аллюзий, философских вопросов и строгой научности, фильм Кубрика имел мало общего со сценарием, над которым работал автор «Звездных войн». Лукас пытался уйти от реалистичного и серьезного мира Кубрика в жанр сказочного эпоса, где на первый план выходит не противостояние человека и неизведанного космоса, а романтизм и дух приключений.

Чтобы еще больше отойти от канонов Кубрика, Лукас пошел на шаг, который в эпоху моды на футуризм казался смелым решением.

В то время, как образ «Космической одиссеи» Кубрика был основан на мире будущего, «Звездные войны» задумывались как шаг в прошлое к уже проверенным временем сюжетам: дуэлям, политическим интригам, семейным конфликтам и чудовищам. С первых секунд фильма Лукас сразу обрывает любую связь с футуризмом кубриковской «Одиссеи»: «Давным-давно, в далекой-далекой галактике...».

2.jpg

«Давным-давно, в далекой-далекой галактике...»

Акцент на прошлое повлиял не только на сценарий, но и на визуальную составляющую. Революционная на тот момент идея «подержанного будущего» заметно выделяла сагу среди других картин. Вместо традиционных для научной фантастики отполированных, пластиковых и металлических поверхностей с кислотными цветами все декорации и костюмы в «Звездных войнах» выглядели потрепанными и уже бывшими в употреблении. К примеру, один из главных атрибутов франшизы – корабль «Тысячелетний сокол» – был сделан из авиационного металлолома.

3.jpg

Интерьер «Тысячелетнего сокола»

Среди российских кинематографистов популярна история, согласно которой Лукас во время своего первого визита в Москву настойчиво просил советских чиновников организовать ему встречу с режиссером Павлом Клушанцевым. Встреча якобы не состоялась, так как чиновники не были знакомы с творчеством советского режиссера.

Лукас никогда напрямую не рассказывал об этом эпизоде, однако «крестным отцом» «Звездных войн» очень часто нарекают именно Павла Клушанцева. И на это есть основания: именно Клушанцев являлся одним из немногих советских режиссеров, чьи фильмы в жанре научной фантастики стали широко известны за рубежом. Его картины «Дорога к звездам» и «Планета бурь» произвели небольшую революцию в жанре и получили известность далеко за пределами СССР.

Дорога к «Новой надежде»

Даже если вы являетесь самым преданным фанатом «Звездных войн», вы бы вряд ли узнали в ранних сценариях Джорджа Лукаса знаменитую киновселенную. Работа над первым фильмом, «Новой надеждой», заняла у Лукаса и его соавтора Гэри Курца многие годы, множество отвергнутых сценариев и десятки персонажей, лишь часть из которых впоследствии стала частью франшизы.

В первых черновиках образ главного героя сильно отличался от известного нам Люка Скайуокера. Изначально Люк задумывался как 60-летний генерал, герой войны, притом долгое время фамилия героя звучала как «Старкиллер» («убийца звезд», впоследствии это имя было отдано другому персонажу).

Более того, Лукас признавался, что в одной из версий роль Скайуокера должна была отойти актрисе, а вовсе не актеру-мужчине. Подобный сценарный ход, будь он воплощен в жизнь, на многие десятилетия опередил бы свою эпоху: лишь в 2015 году на волне движения #MeToo главным персонажем «Звездных войн» впервые стала женщина.

4.jpg

Джордж Лукас в 1974 году

Отличия касались не только образа Скайуокера. Герой Харрисона Форда, Хан Соло, изначально выглядел как зеленокожий инопланетянин с жабрами, один из главных персонажей носил имя Кейн Старкиллер, а ключевой для фильма концепт Силы носил неизвестные нынешним фанатам названия «Ашла» и «Боган».

К 1975 году сценарий Лукаса стал напоминать известную всем фанатам историю. Режиссер определился с образом главного героя, были введены персонажи Оби-Ван Кеноби и принцесса Лея, а главный антагонист, Дарт Вейдер, обзавелся известным нам всем устрашающим имиджем. 25 марта 1976 года, ровно за год до премьеры, Лукас приступил к съемкам в Тунисе.

5.jpg

Слева направо - Хан Соло, Оби-Ван Кеноби, Люк Скайуокер, Лея, Дарт Вейдер

Вдохновляясь историей: тамплиеры, нацисты и Ричард Никсон

В 2013 году вышла книга «Звездные войны и история» авторства профессоров истории Нэнси Ригин и Дженис Лидл. В работе над книгой участвовал и сам Джордж Лукас; в книге описываются концепты, которые косвенно или напрямую повлияли на сценарий фильма. 

Кто стал прототипом для главных протагонистов саги – джедаев – Лукас дал понять прямым текстом и без каких-либо скрытых аллюзий. Именуемые в фильме не иначе, как «рыцари», джедаи, по мнению авторов книги, больше всего напоминают орден тамплиеров. Джедаи и тамплиеры и в самом деле имеют много общего: аскетские одеяния, напоминающие монашеские, рыцарские мечи и даже структура организации – во главе обоих орденов стоит магистр.

6.jpg

Совет джедаев

Само же название «джедаи» пришло из японского: Лукас вдохновлялся жанром японского кинематографа дзидайгэки, в основе которого лежат истории о воинах-самураях, также имеющих сходство с джедаями.

Политические институты в «Звездных войнах» берут начало из еще более ранних исторических эпох. Переход от Галактической Республики к Галактической Империи схож с подобным эпизодом в истории Древнего Рима (I век до н.э.). К древнеримской истории отсылает не только главный политический институт в фильме – Сенат, но и даже архитектура: дизайн городской среды на планете Набу имеет много схожих черт с античными городами.

7.jpg

Планета Набу

XX век оказал не меньшее влияние на киносагу Лукаса. Премьера состоялась спустя 32 года после разрушительной мировой войны, и мало кто из зрителей не угадал в солдатах Галактической Империи и Первого Ордена военнослужащих нацистской Германии. Начиная с формы штурмовиков, боевого построения и маской Дарта Вейдера (представляющей собой нечто среднее между германским шлемом и противогазом) и заканчивая прообразом императора Палпатина, одного из главных антагонистов серии.

8.jpg

Армия Первого ордена

В то время, как многие фанаты, включая авторов книги «Звездные войны и история», проводили параллели между Палпатином и Адольфом Гитлером, сам Джордж Лукас еще в 1981 году признался, что прообразом галактического императора стал президент США Ричард Никсон. В 2005 году Chicago Tribune публикует интервью, в котором Лукас заявил, что сюжет «Звездных войн» являлся во многом ответом на президентство Никсона.

«Речь шла о войне во Вьетнаме, как раз в тот момент, когда Никсон пытался переизбраться на второй срок. Я стал размышлять о процессах в истории, в ходе которых демократии превращались в диктатуры. Ведь демократии не свергают. Их уступают», – рассказывал Лукас.

9.jpg

Император Палпатин и президент США Ричард Никсон

Война во Вьетнаме не случайно оказала влияние на звездную сагу. В 1970-х годах участие американской армии в боевых действиях во Вьетнаме во многом определяло социально-политический контекст в американском обществе и не могло остаться незамеченным в массовой культуре.

Тема была близка и самому Лукасу. В начале 1970-х он был одним из главных претендентов на режиссерское кресло «Апокалипсиса сегодня» – культовой ленты о Вьетнамской войне, впоследствии снятой режиссером Фрэнсисом Фордом Копполой.

В самой войне Лукас не участвовал. В конце 1960-х его зачислили в одно из подразделений, готовившихся к отправке во Вьетнам, однако в последний момент ему было отказано из-за подозрения на диабет.

Несмотря на это, режиссер подробно изучил специфику войны во Вьетнаме. Боевой стиль и тактика эвоков – существ, похожих на плюшевых медведей, впервые появившихся в шестом эпизоде, – были скопированы у вьетконга. Как и вьетнамским солдатам, эвокам, которые эффективно использовали знание местности, удавалось одерживать тактические победы, несмотря на примитивное вооружение.

10.jpg

Эвоки - существа, особенности ведения боя которых были позаимствована у солдат вьетконга

На «Звездные войны» повлиял и более широкий политический контекст эпохи. В основе сразу нескольких эпизодов саги лежит идея об оружии колоссальной мощности – «Звезды смерти», способной уничтожать целые планеты. В «Новой надежде» Лукас показывает уничтожение планеты Альдераан, визуально напоминающей Землю. Подобные эпизоды в условиях Холодной войны неизбежно вызывали ассоциации с ядерным оружием, притом фильмам Лукаса удалось в ответ повлиять и на саму терминологию международной политики. Объявленная президентом Рейганом программа «Стратегической оборонной инициативы» после фильмов Лукаса вошла в историю под названием «звездные войны».

Disney, Куросава и немецкий кинематограф

Учитывая насыщенность и многообразие созданной Лукасом вселенной, отсылки к реальному миру были неизбежны.

Персонаж Чубакки был основан на собаке самого Лукаса. Дома у режиссера жил аляскинский маламут по кличке Индиана (впоследствии этим именем был назван другой герой Лукаса, Индиана Джонс). Другой антропоморфный персонаж, появившийся в эпизоде «Скрытая угроза», Джа-Джа Бинкс был создан, по признанию Лукаса, под впечатлением от диснеевского героя Гуфи.

11.jpg

Прообразом персонажа Джа-Джа Бинкса стал диснеевский Гуфи

Внешний вид робота С-3PO был полностью основан на образе женщины-андроида из фильма «Метрополис» 1927 года, в котором, правда, характер робота заметно отличается от персонажа Лукаса. В картине Фрица Ланга андроид является продуктом злого гения, а в «Звездных войнах» робот представляет собой неуклюжего помощника главных героев, которому в повествовании отведена скорее комическая роль.

Появлению самого персонажа C-3PO (а также его «друга», робота R2-D2) фильм обязан картине Акиры Куросавы «Три негодяя в скрытой крепости», где прообразами роботов стали двое крестьян. Именно из работы легендарного японского режиссера Лукас позаимствовал прием повествования от лица двух второстепенных персонажей.

12.jpg

Образ С-3PO был создан на основе робота из фильма «Метрополис» 1927 года

На образ некоторых персонажей повлияла внешность реальных людей. Персонаж Йоды обязан своей внешностью голливудскому гримеру Стюарту Фриборну, который и работал над созданием образа магистра джедаев. В лице Йоды легко узнаются черты лица Фриборна, а для того, чтобы персонаж выглядел мудрее, гример добавил к его образу черты внешности Альберта Эйнштейна.





По воспоминаниям Лукаса, при создании мифологии своих картин он вдохновлялся книгой «Герой с тысячью лицами» американского ученого Джозефа Кэмпбелла. В отличие от исторических параллелей, мифология в «Звездных войнах» стала результатом синтеза большого числа религиозных течений, начиная от авраамических религий, заканчивая ближне- и дальневосточными религиозными учениями, античной мифологией и восточной философией.


Источники:
голос Америки
https://www.film.ru/articles/use-the-force-luke
https://www.golos-ameriki.ru/a/star-wars-source-of-inspiration/5431359.html