Статья | "Жизнь как ветер с моря"
Размер шрифта:
Цвета сайта:
Шрифт:
Изображения:
Интервал между буквами (Кернинг):
Интервал между строками (Интерлиньяж):

Статья | "Жизнь как ветер с моря"

29.07.2022

«Для меня жить — значит работать»
Иван Константинович Айвазовский




29 июля исполняется 205 лет со Дня рождения всемирно известного живописца-мариниста Ивана Константиновича Айвазовского.
Творчество занимало основную часть его жизни, он был фанатично влюблён в свою профессию и отдавал ей всего себя без остатка.
Море с детства вошло в жизнь Ивана Айвазовского. Он любил его страстно, самоотверженно, и может быть поэтому ему нет равных в поэтическом изображении стихии. Ему, простому армянскому мальчишке, рисующему углем на стенах домов, удалось достичь вершин изобразительного искусства, стать мастером классического пейзажа, запечатлеть на полотне мощь и красоту морских пейзажей

 Иван Айвазовский – один из величайших художников-маринистов всех времен, коллекционер, меценат, академик. Его приняли в почетные члены Академий художеств в Санкт-Петербурге, Риме, Амстердаме, Париже, Штутгарте, Флоренции. Общее количество картин, написанных художником на протяжении всей жизни, — более 6000.


Творческое начало



Ованнес Геворкович Айвазян, который впоследствии изменит имя на более привычное нам — Иван Константинович Айвазовский — родился в Феодосии в 1817 году, в бедной армянской семье. Его отец в молодости был успешным торговцем, однако к рождению Ивана окончательно разорился, мама – Рипсиме Айвазян, из семьи чистокровных армян.

 


 Семья еле сводила концы с концами. С ранних лет будущий художник начал помогать своей семье, работая «мальчиком» в городской кофейне. Тяжелый труд не мешал мальчику развивать свои таланты. Айвазовский сам обучился играть на скрипке, каждую свободную минуту уделял рисованию.
Именно в этот период произошла судьбоносная встреча с местным архитектором Яковом Кохом, который разглядел талант юного дарования и подарил юноше запас бумаги и красок, а потом показал его рисунки феодосийскому градоначальнику Александру Казначееву. Вскоре Казначеев возглавил Таврическую губернию, забрал Ивана с собой в Симферополь и помог поступить в гимназию.


           



Именно стараниями Казначеева Иван в 1830 году начал обучение в симферопольской гимназии. В Симферополе у талантливого мальчишки появился еще один покровитель – Наталья Нарышкина, супруга губернатора города. Ваня часто гостил у них в доме, он мог свободно пользоваться библиотекой, читать книги об искусстве и живописи. Айвазовский много работал, делал копии известных произведений, писал эскизы и этюды.
Стараниями Натальи Нарышкиной после гимназии 16-летний Иван приезжает в Петербург, где поступает в Императорскую Академию художеств. Иван стал учиться у мастера пейзажа Воробьева. Он был самым молодым из учеников Академии. Нужно отметить, что Воробьев был опытным педагогом, сумевшим по достоинству оценить всю силу таланта начинающего художника. Именно он дал Айвазовскому классическое образование, научил его теории и практике, сделал из него настоящего живописца-виртуоза.
Достаточно быстро Айвазовский превзошел Воробьева и учитель представил своего талантливого ученика Филиппу Таннеру, прибывшему из Франции маринисту. Плодотворного сотрудничества у Ивана с французским маринистом не вышло. Он видел, что ученик явно талантливее его самого, поэтому часто загружал Айвазовского дополнительной работой, однако у Ивана находилось время и для создания собственных полотен.

Таннер написал донос Николаю I, что дерзкий ученик его ослушался. На этом карьера молодого Айвазовского могла бы и закончиться, но вмешались другие преподаватели Академии, которые помогли уладить конфликт. В 1830‑е годы Айвазовский знакомится с такими выдающимися деятелями искусства, как Пушкин, Жуковский, Глинка, Брюллов.
Благодаря таланту, работоспособности, умению полностью отдаваться своему занятию, Иван Айвазовский был выпущен из Академии за два года до срока. Он вернулся в Крым, где самостоятельно оттачивал своё мастерство. Молодой живописец не только делал наброски, но и принимал посильное участие в очередной турецкой войне. Под впечатлением от событий, появился «Десант отряда Раевского в долине Субаши». Работы художника понравились и самому императору Николаю I, после чего его карьера пошла вверх.
Несколько последующих лет заняло заграничное путешествие. Иван Константинович посетил Венецию, Португалию, Францию. В 1844 году, по возвращении на родину, он получил должность живописца при Главном морском Штабе России.


Общественные заслуги перед родной Феодосией

Айвазовский прославился не только как живописец-маринист, но и активно занимался общественной деятельностью. Очень много художник сделал для развития малой родины — города Феодосии. Благодаря Айвазовскому в 1886 году был проложен водопровод от Субашского источника в центр города, где по проекту живописца устроили фонтан.

 
«Не будучи в силах далее оставаться свидетелем страшного бедствия, которое из года в год испытывает от безводья население родного города, я дарю ему в вечную собственность 50 тысяч вёдер в сутки чистой воды из принадлежащего мне Субашского источника».



Субашский источник находился в имении Айвазовского Шах-Мамай, и с того момента стал достоянием всей Феодосии. В благодарность городские власти сделали художника почётным гражданином Феодосии.
Также Иван Айвазовский открыл картинную галерею, библиотеку, концертный зал, школу искусств, активно интересовался археологией, руководил множеством раскопок, инициировал строительство железнодорожной ветки из Феодосии до Джанкоя.
Айвазовский мог жить в любом городе мира, но всегда возвращался в родное место.

 

Особенности подхода к творчеству

 

Всё свободное время у Айвазовского занимало творчество, к которому он подходил с большой самоотдачей. О самом процессе создания картин художник писал:


«Набросав карандашом на клочке бумаги план задуманной мною картины, я принимаюсь за работу и, так сказать, всею душой отдаюсь ей».


 


Он стремился показать «поэзию природы», избегая, однако, её идеализации:


«Идеализация живой природы есть крайность, которую я всегда избегал в моих картинах, но поэзию природы всегда чувствовал, чувствую и стараюсь передать её моею кистью. Обаяние лунной ночи, нега ясного заката, ужас, нагоняемый на душу бурей или ураганом, — вот те чувства, которые вдохновляют меня, когда я пишу картины».


Интересно, что, в отличие от многих других художников, Айвазовский почти никогда не писал картины с натуры. Напротив, при работе он полагался прежде всего на память, роль которой в своём творчестве оценивал очень высоко:


     


«Человек, не одарённый памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником — никогда. Движения живых стихий — неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры. Сюжет картины слагается у меня в памяти, как сюжет стихотворения у поэта…».


     


Обычно на создание картины у Айвазовского уходило несколько дней, иногда — пара недель, но в отдельных случаях он вполне мог создать шедевр и за несколько часов. Однажды в 1895 году художник Архип Куинджи попросил Айвазовского, который был уже легендарной личностью в мире искусства, продемонстрировать своё мастерство перед студентами Академии художеств. Всего за 1 час 50 минут 78-летний Иван Константинович изобразил на холсте бушующие морские волны, а на них — борющийся со штормом корабль с полным оснащением.



Чехов об Айвазовском

 

  
Однажды в 1888 году Айвазовского посетил Антон Чехов и общался с художником целый день. После визита в дневнике Чехова появилась такая запись:


«22 июля, Феодосия. Вчера я ездил в Шах-Мамай, именье Айвазовского, за 25 вёрст от Феодосии. Именье роскошное, несколько сказочное; такие имения, вероятно, можно видеть в Персии. Сам Айвазовский, бодрый старик лет 75, представляет собой помесь добродушного армяшки с заевшимся архиереем; полон собственного достоинства, руки имеет мягкие и подаёт их по-генеральски. Недалёк, но натура сложная и достойная внимания. В себе одном он совмещает и генерала, и архиерея, и художника, и армянина, и наивного деда, и Отелло. Женат на молодой и очень красивой женщине, которую держит в ежах. Знаком с султанами, шахами и эмирами. Писал вместе с Глинкой „Руслана и Людмилу“. Был приятелем Пушкина, но Пушкина не читал».



Последние годы жизни


 
В последние годы жизни Айвазовский дослужился до звания действительного тайного советника. Этот гражданский чин соответствовал чину полного генерала в армии или адмирала во флоте и давал право на занятие должности министра. Во всей Российской империи в конце XIX века действительных тайных советников было около 90 человек.
Айвазовский не оставлял занятий творчеством до конца жизни. Так, картину «Взрыв турецкого корабля» он начал писать за день до смерти — 19 апреля 1900 года. До 83-летия Иван Константинович не дожил три месяца. Проводить в последний путь великого художника вышла вся Феодосия.
Обнародованное завещание Айвазовского содержало такие строки:


«Моё искреннее желание, чтобы здание моей картинной галереи в городе Феодосии со всеми в ней картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в этой галерее, составляли полную собственность города Феодосии, и в память обо мне, Айвазовском, завещаю галерею городу Феодосии, моему родному городу».


Могила Айвазовского в Феодосии


 


Спустя три года на могиле великого художника было установлено надгробие в виде саркофага из белого мрамора. На одной из его граней на древнеармянском языке высечена надпись:


«Рождённый смертным, оставил по себе бессмертную память».


Источник:
https://biographe.ru/znamenitosti/ivan-aivazovskiy/

 Статью подготовила: Эверстова В. Д., библиотекарь 1 категории, ОБИО 

Смотрите также