Победители конкурса страшных рассказов Smart Hallowen
Размер шрифта:
Цвета сайта:
Шрифт:
Изображения:
Интервал между буквами (Кернинг):
Интервал между строками (Интерлиньяж):
Кнопка действия
Конкурс
03.11.2020

Победители конкурса страшных рассказов Smart Hallowen

Публикуем рассказы победителей конкурса страшных рассказов «Halloween в Smart» инициированный Smart-библиотекой 2.0.3 к празднику Всех Святых. Приготовьтесь пугаться!:)
Просмотры: 1675
Максимова Анастасия Марковна @namax11

Забвение?
Я очнулась от горького вкуса во рту, голова жутко раскалывалась.
Простое действие - открыть глаза, показалось невероятным испытанием. Вокруг был полумрак.
Я лежала на кровати, в маленькой, темной, старомодно обставленной спальне. Страх накатил внезапно. От простого осознания, что в голове нет ни одного намека на то, где я, что произошло ни тем более, кто я и как меня зовут.
В панике я попыталась встать, но от резкого рывка в мозг впились тысячи иголок. Охнув от резкой боли, я упала обратно на подушки.
Дверь комнаты открылась и вошел пожилой мужчина с невыразительным лицом в темном костюме-тройке. В грубых морщинистых руках старик держал масляную лампу.
-Очнулась? Давно пора. Вставай и идем за мной. – невозмутимо произнес он. – Если хочешь узнать кто ты и что делать, чтобы все вспомнить, конечно. – неизвестный будто читал мои мысли.
Пересохшее горло еле позволило мне выдавить:
-Кто вы?
-Я - твой Проводник. Пошевеливайся. – грубо приказал он.
Тяжело встав с кровати, покачиваясь, я вышла за ним в коридор. Он был длинным и очень темным. Единственным источником света была лампа в руках старика.
Покорно идя за ним, оглядываясь вокруг я увидела множество обшарпанных безликих дверей вдоль стен, как в старой гостинице, но без номеров, только с датами. При всем желании, я бы не смогла вернуться обратно в ту же комнату, где очнулась. Свою дату я не успела увидеть.
Тут коридор неожиданно закончился большой двухстворчатой дверью. Старик взял большой бронзовый ключ, болтавшийся у него на поясе, и вставил его в замочную скважину.
От звука резко распахнувшейся скрипучей двери я вздрогнула – вокруг царила неестественная тишина. За дверью оказался огромный зал, его потолок и стены терялись в темноте, невозможно было понять его реальных размеров. Весь зал был заставлен полками с книгами, тут и там стояли небольшие столы для чтения, как в библиотеке. Мы быстро шли вдоль стеллажей, книги были самые разнообразные: от многостраничных древних фолиантов до небольших книжек в бумажной обложке.
Проводник подвел меня к столу, на котором лежала книга в зеленой кожаной обложке, без надписей, смутно чем-то знакомая.
-Садись, читай и все поймешь. – он поставил лампу на стол и растворился в темноте.
«Что это за место?» - мой немой вопрос застыл в воздухе.
Книга как будто звала меня, она была окружена ореолом тепла и близости. Не видя никаких альтернативных вариантов, я села за стол. Открыв книгу на первой странице я с головой погрузилась в чтение.
История, запечатленная в книге, была о маленькой девочке, девушке, а затем о женщине с самого ее рождения в маленькой деревушке где-то далеко на севере, до зрелой жизни далеко от Родины, за океаном.
Начав чтение, я тут же поняла, что эта история обо мне, это моя история. Воспоминания возвращались ко мне, мое детство с любящими родителями, юношество, первая влюбленность, тяжелые испытания взрослой жизни без родителей и близких, внезапно утраченных в ужасной войне, путешествие в другую страну и поиск себя на чужой земле.
Читая, я не могла сдержать смеха и слез, тепло и холод воспоминаний разливались во мне. Шли часы, а может быть секунды, я не знала. Я была полностью поглощена чтением.
Конец книги неудержимо приближался – с содроганием я наконец начала осознавать где я и что происходит.
Женщина на страницах книги, не нашла покоя в другой стране. Не нашла своего места. Смерть она встретила в тихом одиночестве, тяжело больная, устав от постоянной тяжелой работы, в маленькой ветхой квартире – в скудной обстановке которой я узнала место, от куда меня забрал Проводник.
Перевернув последнюю страницу, я не могла сдержать рыданий: Неужели это все? Это – конец моей жизни?
На обложке книги возникла надпись, которой прежде не было: мое имя, даты рождения и смерти. Осознание безысходности поглотило меня, тьма вокруг как будто стала ближе. Но тут моего плеча коснулась теплая рука. Обернувшись, я увидела юную девушку и узнала в ней себя.
-Пойдем, еще не все – она протянула руку. Я нерешительно приняла ее, и все вокруг залил яркий слепящий свет:
-Да, еще не все.



Федорова Саша

Темная летняя ночь. Старику Кевину Джонсону не спалось. Дело было не в духоте, не в неудобной постели, а в том, что у него в подвале что-то гудело. Джонсон надеялся, что шум стихнет, но он, с каждым часом, становился всё громче. Это начало играть на нервы. Старик выдохнул и встал с кровати.
Джонсон направился в сторону подвала. Чем ближе он подходил к нему, тем четче становились эти звуки. Теперь ему казалось, что кричали его имя. Старик прислушался и остановился. Дальше пойти уже не удавалось...
Если ранее комната была освещена луной, то сейчас вся комната оказалась во тьме. Джонсон ничего не видел. Единственное что было ясно это то, что перед ним стояла дверь ведущая к подвалу. Он вспомнил все что было 20 лет назад. Как он был счастлив, как играл со своей дочерью. Все это исчезло в миг.
Это случилось ровно 20 лет назад. С утра он пошел на работу, после дежурного поцелуя с женой и объятий дочки. Как и всегда по пути на работу он встретил мистера Никлза, который как по расписанию выходил во двор попить кофе, также соседских детишек с кем играла его дочка. На работе все было так же, как и всегда. Крики начальника, второсортный кофе и горы бумаг.
С 17:30 вечера Джонсон отсчитывал каждую минуту до ухода домой. И ровно в 18:00 он вышел из своего кабинета. На обратном пути что-то было не так. Улица пустовала, а окна домов не светились. На улице никого не было. Тишина.
Оставалось 4 квартала до его дома. Фонари замигали, и одна за другой начали угасать. Ветер стих, и шум города исчез. Был слышен только топот самого Джонсона. То ли паранойя, то ли самовнушение, но было такое чувство, словно за ним кто-то шел. Кевин ускорил шаг. Дыхание участилось, и Джонсон слышал только свое сердцебиение. Мужчина, не оглядываясь, бежал в кромешной темноте. Ни спереди, ни сзади не было света.
Осталось буквально несколько метров до дома, но у дверей стоял мужчина. Минуту этот силуэт не двигался, пока не заметил Кевина. Джонсон на миг почувствовал, что они встретились взглядами, когда силуэт мужчины исчез.
Кевину стало страшно заходить в свой собственный дом. Он словно знал, что его там ждет что-то плохое. Даже знание того, что дома его семья находится там не смогла подвигнуть его к тому, чтобы он пошел домой.
Он зашел в дом только к утру. Было странно что он всю ночь стоял в том же месте, где остановился. За всю ночь так и никто не появился на улице, и свет ни в одном доме не загорелся, и с утра никто не вышел из дома.
Зайдя в дом, мужчина ничего не увидел. Только открытая книга, лежащая на столе. Кевин подошел к книге и увидел там застывшие в картинке испуганные лица его семьи и соседей, всех кто жил на этой улице. Джонсон в ужасе отбросил книгу, а та в свою очередь засветилась и закричала голосом его жены. Из книги вышли существа, с лицами тех, кто был в книге. Они схватили мужчину за ноги и затаскивали в книгу.
Кевин еле смог вырваться и закрыть книгу. Он не знал, что дальше делать и просто запер книгу в сейфе и спрятал в подвале.
Первые 10 лет он пытался найти любую информацию об этой книге, и о том, что же случилось с теми людьми, которые там застряли и как вытащить их. Не найдя ничего, он сдался. И просто жил, смирившись с тем, что он одинок. Нельзя было назвать это жизнью. Он существовал в своём бытье. Недавно его прозвали «Сумасшедший старик с Восточной улицы», за то, что только он жил там, без всяких соседей, один...
В настоящий момент, он просто стоял и думал: “Я ведь уже все потерял, я могу уйти на тот свет... А что меня там ждет?” … Не успел он додумать, как за ним появился тот же силуэт мужчины что был 20 лет назад. Он просто стоял и ничего не делал. Как и в тот день все звуки исчезли, слышны были только дыхание и его же сердцебиение. Из глаз потекли слезы, и он невзначай произнес: “Почему...” Прошла секунда и раздался крик. Крик, который был слышен даже за две улицы от дома.
С тех пор о сумасшедшем старике Кевине Джонсоне никто не слышал. И было так, словно он вовсе и не существовал.
Эта история была о книге, которая полностью поглотила жителей одной улицы. О ней не вспоминают до тех пор, пока не найдут ее, и забывают тогда, когда отходят от неё.
Возможно, что ещё есть люди, которых также забрала с собой книга, или город, давно ставший жертвой этой книги...



Катрин Пестерева

У бабушки
Лето.
Когда ехали в машине мне казалось, что мы внутри затопленной бани, если бы не пыль, которая прилипала к вспотевшему телу. «Почему родители решили, что мне у бабушки будет лучше?» Я ее не помнил с рождения, кроме имени - Балбаара.
Со мной в машине сидели еще 2 женщины, ехавшие в тот же поселок, что и я. Болтали громко, несмотря на музыку, которая играла в салоне. Голоса их менялись то от удивления или резко сменялись на «громкое» шептание. Они говорили о вчерашнем событии – в главную башню ударила молния. Я максимально не старался вслушиваться в их речь, смотрел в свой брелок, который был нацеплен к рюкзаку и временами включал его свет, чтобы стало не так скучно, так как у моего плеера уже батарея закончилась – в этом году к 11-летию подарили.
Когда вышел из машины, то указали в сторону избушки, которая стояла возле самого леса. Я подумал про себя: «Окей. Край деревни, да еще и возле кладбища. Класс», но облегчением вздохнул, что больше не придется сидеть в душном салоне, но все же рано радовался, потому что еще не знал, что буду очень сильно жалеть…
Когда машина уехала, бабушка Балбаара вышла ко мне навстречу, но не стала выходить к солнцу, так как температура зашкаливала за 40. Выглядела немного уставшей:
- Хайа, Киэсиккэ, улааппыккын а5ай ди! – хромая проговорила, - Кэтэспитим а5ай. Халлаан ыгар ду, хайдах ду? Ардахпыт…
- Бабушка Балбаара, я не очень хорошо понимаю по-якутски.
- Одьэ! Хорошо, буду говорить тебе… Накаас, эбээн по-русски не очень! – посмеялась.
- Ничего. С тобой как раз и научусь. – подбодрил ее, но она только покашляла, и мы пошли в дом.
Бабушка показала мне мое место на крыше, которую сделали под спальню.
- Манна а5ан Кооликка олорбута! – крикнула она с первого этажа. - Чэ, мин бардым - суеьулэрбин кере. Эн сынньанан баран миигин булаар. Манна баарбын, ханна да барбаппын.
Захлопнулась дверь. Думаю: «Телевизора нет, дай-ка посмотрю, что у папы в вещах есть». Нашел книгу «Робинзон Крузо» Д.Дефо. Как раз отдохну после долгой поездки. Не успел опомниться, как сон меня окутал.
Как будто плыву на корабле во время шторма. Пытаюсь выбраться из каюты, но из-за того, что качает из стороны в сторону выходит не очень хорошо. За дверью кто-то медленно ходит и пытается зайти ко мне. Я в это время хочу закрыть замок изнутри, но тело не слушается. Голос снаружи почему-то говорит голосом моей бабушки. Мне удается все же закрыться, но тут пронзительный крик возле моего уха заставил проснуться. Лежу весь в поту. Испугался настолько, что сердце стучало очень сильно.
Рядом лежала раскрытая книга. На улице во всю гремел гром. Из-за ливня, в комнате стало прохладно. Я хотел включить свет, но ничего не работало. «Эти женщины все же были правы», подумал я про себя. Часы показывали уже позднее время. Спустился на первый этаж, а там никого. Позвал бабушку Балбаару, никто не ответил. Молния сверкала очень ярко время от времени. Мне стало не по себе, так как я оказался один в незнакомом доме.
В какой-то момент мне показалось, что на улице, за окном рядом с домом кто-то пробежал. Я с облегчением подумал, что это она и вышел к ней навстречу, но никого. Только время от времени молния в сопровождении грома наполняли еще в большой страх.
Зашел быстро во внутрь, вспомнив, что у меня есть брелок-фонарик.
Быстро поднявшись, стал рыться в сумке, как резко входная дверь снова захлопнулась, лестница заскрипела и было понятно, что кто-то ко мне поднимается. Я, дрожа, панически стал включать фонарик-брелок и направлять в сторону лестницы. Сначала показалась рука, потом мокрые волосы, чьей-то головы…И противный голос, который медленно звал меня: «Киэсикээ…». Кинул в ту сторону книгу, лежащую рядом, а сам полез в открытое окно. Я уже не помню, как оказался снаружи целым, так как высота не такая маленькая была.
Побежал в сторону хотона. Ливень не прекращался. Cердце ужасно колотилось. Обернувшись, боялся снова увидеть ее. В голове гудела лишь одна мысль - найти бабушку.
Когда открыл дверь, направил маленькую струю света во внутрь, ничего не было видно, пока не засверкала молния, после чего ужаснулся – тело бабушки лежало лицом к земле. В панике бросился к ней, крича ее имя! Когда перевернул ее, глаза неестественно были белыми. От неожиданности отстранился и попятился назад, мои дрожащие руки стали искать фонарь. И тут рядом слышу голос бабушки: «Киэсиккээ, кэллин дуо?». Нащупав фонарик, направил вперед свет - ее лицо было напротив и улыбалось, а ее пальцы почти дотронулись до моего лица. Я пулей выбежал на улицу, споткнулся, упал. Фонарик отлетел. Изнутри вырвалось что-то наподобие помощи.
Тут кто-то встряхивает меня…
Я ору из-за всех сил.
Какой-то мужчина говорит мне слова, я их потом только разобрал. Это был водитель, который вскоре узнал, что моя бабушка несколько дней пропала и пришел наведать нас.



Платонова Екатерина @blablabovna

Мама?
Если я сейчас досчитаю до трехсот и все еще будет тихо, то значит он заснул. Я зажмуриваюсь изо всех сил и начинаю медленно отсчитывать секунды. Триста это целых пять минут, обычно для того, чтобы заснуть ему нужно меньше времени. Под одеялом душно и темно, но нужно потерпеть.
Досчитав до сто тридцати я осмеливаюсь открыть глаза и вытянув шею выглядываю в коридор. Свет из кухни освещает сваленную в кучу обувь в прихожей, пыльное зеркало и серую груду одежды на вешалке. Я осторожно выхожу в коридор, тщательно выбирая куда наступить чтобы случайно не скрипнуть половицей.
Уже в коридоре мне в нос ударяет удушливый запах перегара, подойдя к двери в кухню я убеждаюсь, что папа как всегда уснул за столом. Значит до утра уже не проснется и можно поискать что-нибудь поесть.
Я давно проголодался, но мне не нравится заходить на кухню, когда папа там пьет. Он сразу начинает говорить о маме, рассказывает старые истории по несколько раз подряд, а если я не внимательно слушаю то он начинает злиться, кричать и кажется, что он меня вот-вот ударит.
Обычно мы с папой ужинаем вместе, когда он не в запое. Но в дни, когда он пьет я обычно ем, что найду. Вот бы сейчас маминых пирожков! Сразу стало грустно и захотелось плакать, потому что моя мама пропала пять лет назад. Мне тогда было шесть лет и единственные мои воспоминания о ней это тепло шероховатых рук и ее смех когда я заглядывал в огромную кастрюлю доверху наполненную пирожками.
И вот теперь мы с папой живем вдвоем. Папа у меня хороший, этим летом он учил меня рыбачить и мы почти каждый день ходили вечером на купалку. Но каждую осень он покупает несколько ящиков водки и пьет пока она не закончится. Наверное, потому что мама тоже пропала осенью.
Папа храпит все громче, но я все равно стараюсь не шуметь. В холодильнике стоит банка с засохшим вареньем и тарелка с чем-то заплесневевшим. Я начал осторожно открывать дверцу шкафа, когда внезапно раздался громкий стук. От неожиданности я подскочил на месте. Только бы папа не проснулся!
Оглядевшись я нашел что так шумело - это была упавшая книга. Я сразу ее узнал это была мамина любимая, всегда аккуратно стоявшая на полке. Книга в темно-коричневом кожаном переплете, со стершимися надписями лежала теперь под столом и мне стало жалко ее, поэтому я решил поставить ее обратно на полку.
Вдруг мне под ноги выскользнул отрывок тетрадного листа. Наверное, раньше это была мамина закладка. Я уже собирался вложить его обратно, когда заметил, что на нем написано: «Привет, сынок!». Я поднял листочек с пола. Может это была часть письма и остальные кусочки спрятаны в книге? Но перелистав ее всю я ничего не нашел. Расстроившись я вложил листочек обратно в книгу. Кушать совсем расхотелось и я просто вернулся в свою комнату и лег в кровать.
Я положил книгу на подушку рядом с собой и понюхал ее с надеждой, что она все еще пахнет мамой. Но книга пахла пылью и старой бумагой. Я достал листочек и решил написать на нем что-нибудь, чтобы сравнить свой почерк с маминым. Аккуратно, карандашом я вывел: «Привет, мам!». Вроде немного похоже, но папа всегда говорит, что я пишу, как курица лапой. Я засунул листочек между страниц и стал листать книгу. Она была на непонятном языке и в ней изредка попадались странные рисунки. На одном, например, был нарисован человек с козлиными копытами вместо ног, в плаще и с большим ножом, который он сжимал в мохнатой лапе. Интересно о чем эта книга?
Я вытащил листочек, чтобы еще раз сравнить строчки, но с удивлением обнаружил, что вместо них появилась новая: «Как у тебя дела?». Видимо это был новый листочек который я пропустил, когда осматривал книгу. Судорожно перетряхнув ее еще раз я ничего не нашел. А вдруг кто-то разговаривает со мной с помощью этого листочка? Вдруг это мама? Ведь это ее книга!
Я схватил карандаш и торопливо написал: «Мама, это ты?». Листочек я положил прямо перед собой, чтобы увидеть, как ответ появится на нем, но пока я на него смотрел ничего не происходило. Может надо положить ее обратно в книгу? Я вложил ее между страниц и стал ждать. Я сосчитал до десяти и вытащил листочек. На нем было написано: «Да, сынок».
Все расплылось у меня перед глазами и я понял, что по моим щекам текут слезы. «Мама где ты? Ты рядом?» - написал я на листочке и дрожащими руками положил его на прежнее место. Наспех вытерев слезы я сразу же бросился открывать книгу. На листочке было написано: «Я здесь».
Внезапно погас свет. От неожиданности я разжал пальцы и выронил книгу. В дальнем углу раздалось тихое хихиканье. Я начал всматриваться в темноту, но глаза отказывались что-либо видеть. От ужаса мне стало трудно дышать, я даже и не знал, что может быть так страшно.
- Мама, это ты? – сказал я срывающимся голосом – Не пугай меня, пожалуйста!
Зловонное дыхание обожгло мне щеку и хриплый голос просипел прямо в ухо:
-Тебя было легко обмануть.

Смотрите также