Он остался в нашей памяти: Иннокентий Дмитриевич Панаев
Размер шрифта:
Цвета сайта:
Шрифт:
Изображения:
Интервал между буквами (Кернинг):
Интервал между строками (Интерлиньяж):
Кнопка действия
Он остался в нашей памяти: Иннокентий Дмитриевич Панаев
Статья
28.06.2023

Он остался в нашей памяти: Иннокентий Дмитриевич Панаев[16+]

Просмотры: 639

Если сравнить библиотечную сферу со звёздным небосводом, то можно обратить внимание, что некоторые звёзды ярче горят, и что они крупнее, что свет, идущий от них сквозь время и расстояние, освещает нашу жизнь, нашу память. Вот одним таким из библиотечных звёзд был Иннокентий Дмитриевич Панаев. Он был энтузиаст своего дела, профи, авторитет не только среди коллег, но и среди сельчан. Вот таким был сельский библиотекарь Иннокентий Дмитриевич Панаев, можно сказать, личность легендарная. И не только потому, что был ЕДИНСТВЕННЫМ библиотекарем — мужчиной в нашей ЦБС. Фронтовик, серебряный медалист ВДНХа за достижения в труде, отличник культуры СССР, агитатор и пропагандист, член КПСС, почётный житель села Хатассы (он был в числе тех почётных жителей, которым совхоз построил по тем временам особняки с подворьем на специальной новой улице для знатных людей села). Помню, что когда приезжали туда по служебным делам, мы всегда испытывали чувство гордости за своего коллегу, что так уважаем и ценен его труд сельского библиотекаря. И мы всегда отмечали его панаевский дом.

Библиотека стояла в те времена на улице, которая была въездом в село, и именно на этой улице кроме библиотеки располагались церковь и книжный магазин, в который приезжали даже из города, чтобы купить хорошие книги. Библиотека была деревянной с палисадником, засаженным берёзами, состояла из абонемента, читального зала и небольшой подсобки с выходом во двор. У Иннокентия Дмитриевича всегда был порядок. Вообще его библиотека соответствовала всем стандартам не только культурно–просветительского центра села, но и в первую очередь — воспитательного, идеологического центра. Я помню, как в нашей библиотечной среде шутили: «у Панаева всё очень оперативно: сегодня в газете, а завтра у него в картотеке». Да, обилие картотек в его читальном зале поражало: с материалами пленумов ЦК КПСС, в помощь политической учебе трудящихся, по патриотическому и трудовому воспитанию молодежи, все значимые материалы по сельскому хозяйству, материалы общественно-политического характера республики и города (Якутского Обкома и Горкома КПСС), материалы по библиотечному делу, местные новости совхоза — всё расписывалось на каталожных карточках из газетно-журнальных статей. А когда на базе его библиотеки было создано Бюро технической информации (БТИ) для специалистов сельского хозяйства под руководством ИБО ЦГБ, то у него появилась еще одна картотека и именно на его базе проходили новые тогда для нас формы работы: Дни информации и Дни специалиста. Казалось бы, почему пишем о работе библиотеки, а не о самом Панаеве? Да потому что за его работой и библиотекой, которую он возглавлял, стоит фигура и личность самого Панаева, он — душа библиотеки, её мозг, её мотор, его энтузиазм и авторитет. Есть выражение: «Учитель, воспитай ученика», чтобы было кому передать опыт, библиотеку, научить любить своё дело. И он воспитал — Мария Васильевна Григорьева, молоденькая выпускница института культуры, достойно продолжила его дело, именно ей он передал штурвал управления библиотекой. И библиотека после его ухода не потеряла того уровня, который был при Панаеве. Помнится, что еще несколько лет мы, методисты, всегда подчёркивали, что она УЧЕНИЦА Панаева, а это ли не лучшая похвала для УЧИТЕЛЯ. Панаева любили и ценили в ЦГБ, и он приходил к руководству как к родным людям, которые ему помогут делом и советами. Он не был из числа «штатных» выступальщиков, но если выступал, то всегда по делу и на собраниях, и на семинарах, и на совещаниях. За него говорили его дела. Запомнился один случай (а может таких случаев было много?). Я застала один. Он приехал в канун 8 марта в ЦГБ и поздравлял руководителей отделов и дирекцию с вручением подарков, говорил тёплые слова, и видно было, что ему самому было очень приятно и радостно: он шутил, улыбался. В летние месяцы у него была самая горячая пора: он ездил по островам и полям, где работали совхозные бригады, развозил подборки газет и журналов, проводил беседы, короткие политинформации, знакомил с новыми книгами по сельскому хозяйству, а также с новыми произведениями якутских писателей. С утра посещал доярок, он был у них своим человеком, казалось, что даже совхозные коровы узнавали его и радостно мычали. Была такая установка в те годы для массовых библиотек — довести книги и информацию до места работы трудящихся. В практике работы его филиала эта установка нашла блестящее воплощение. Как-то Панаев вместе с коллегой из Табаги С.Е. Соколовой приехали в ЦГБ по какой-то надобности. Они являли собой собирательный образ сельского библиотекаря, который не сидит в тишине и прохладе в библиотеке, а находится ежедневно на «передовой»: в бригаде сенокосчиков, в теплице у овощеводов, в коровнике у доярок… Оба дочерна загорелые, он в видавшей виды парусиновой белой кепочке, в рубашке с короткими рукавами, в круглых затемненных очках; она- в белой панамке с отвисшими полями, в носочках и сандалиях, в ситцевом платье с цветочками и рукавом фонариком, он невысокого роста, она —высокая, стройная — они походили на кота Базилио и лису Алису из кинофильма о Буратино. «Так вот они какие сельские библиотекари в летнюю страду» — подумала я, но пачки книг в их руках придавали им библиотечный вид, хотя и с киношным оттенком. В те годы не было того пафоса, который сегодня присутствует в нашей жизни: учитель, наставник, гуру, коуч — приходите ко мне, и я вас научу (за деньги) как быть успешным, как зарабатывать много денег, «посмотри на меня, делай как я, и будешь успешным как я» — всё это пришедшее к нам извне. Наши учителя, наставники были не то чтобы скромнее, но свою миссию они видели в том, чтобы передать накопленный опыт, не хранить в себе свои практические и профессиональные умения. Хотя слово «УЧИТЕЛЬ» мы произносим с большим пиететом. Это наша традиция: учитель и ученик.

И то, что дело Иннокентия Дмитриевича Панаева, его незримый дух присутствия есть, говорит сегодняшняя жизнь библиотеки, носящая его имя. Развивающаяся, преобразившаяся ЕГО библиотека, ставшая первой модельной сельской библиотекой в нашей ЦБС. Она — первая и единственная (пока) именная библиотека, увековечившая его имя и имеющая постоянную мемориальную панаевскую экспозицию, выпустившая книгу о нем — что это? А это и есть проявляющаяся через время память его учениц и коллег М.В. Григорьевой и Е.М. Бродниковой, ведь на всё потрачены годы, усилия не одного поколения коллектива. Внучка Е.М. Бродниковой, Евдокия Валерьевна, не только продолжила дело своей бабушки, но и впитала в себя тот панаевский дух, то отношение к любимой библиотеке своего детства, что и её можно назвать ученицей Иннокентия Дмитриевича Панаева.

И возвращаясь к началу воспоминаний, хочется вернуться к звёздной аллегории словами поэта Григория Поженяна: «Звёзды не умирают, звезды еще вернутся»: и они, действительно, вернутся к нам в другом, новом поколении, звёздным отсветом Лидии Ивановны Хаенко, Алегры Милиевны Малеванчук, Михаила Николаевича Яковлева, Светланы Ефимовны Соколовой, Валентины Корниловны Тетериной, Людмилы Ивановны Красноборовой, Иннокентия Дмитриевича Панаева…. Светите, нам это нужно!

Галина Платоновна Иванова,
ведущий библиотекарь

Смотрите также